Я надеюсь, теперь-то нигде не напутал...

АТЛАНТИДА

Я в расчётах своих нигде не ошибся,
я исчез по неясной для всех причине
и приплыл сюда на втором «Каллипсо»,
чтоб свою Атлантиду найти в пучине:

ту, что в воду канула – не с концами,
ту, где воздух жив – но до времени замер…
Так и вижу фонтаны её с дворцами,
их сияющий белоснежный мрамор!..

Ах, какие тайны я скоро открою,
отыщу в драгоценном придонном иле!..
Это ж я докопался до самой Трои,
над которою все веками ходили!

А теперь – плыву… Нет, скорее летаю
в самом лучшем своём водолазном костюме…
Где ты, где, страна моя золотая,
доводящая почти до безумья?..

…Пустота океана перед глазами:
ни дорог, ни мостов, ни статуй из гипса…
То ли вправду Платон подшутил над нами,
то ли я действительно где-то ошибся…

Возвращаюсь. И здесь всё гораздо проще,
и понятно всё, и ясно - обоим.
Мы шуршим травою в солнечной роще,
и молчим, и какие-то планы строим…

Жук-точильщик прогрыз на бревне полоски –
видишь? – словно картограф на древнем плане;
присмотрись – это улицы и перекрёстки
городов, исчезнувших в океане!

Эх, учёные! Не таите обиду
(я сижу и счёт потерял минутам)!
Вот она, предо мною, моя Атлантида –
я надеюсь, теперь-то нигде не напутал.



О ЧАСАХ

Совпаденье случается всякий раз
Вот уже столько дней подряд:
Я взгляну, проверю, который час –
Ты посмотришь на циферблат.

Будут тикать часы много дней, много лет,
Хоть совсем на них не смотри,
И конца движению этому нет,
Пока что-то бьется внутри.

Совершая маршрут бесконечный свой,
Ты лети, время, лети,
Чтоб бежала минутная за часовой
И её обгоняла в пути,

Чтобы тоже лететь, но, стремясь вперёд,
Не растратить тебя впопыхах –
Пусть Господь хранит, Господь бережёт
Наше время на наших руках.

А пока полет наш не подытожен,
Значит, крылья свои мы не сложим, не сложим.
Я хочу, чтобы был механизм надежен,
Чтобы был у часов механизм надежен.

Как так сделать, Господи, подскажи нам,
Чтоб часам обратно не раскрутиться,
Чтоб всегда как нужно работать пружинам,
Чтобы мы и дальше летали как птицы?

Знаю, это всё банально до жути,
Но хочу лететь к далёким вершинам,
Но хочу благодарным быть каждой минуте –
Как так сделать, Господи, подскажи нам,

Подскажи нам и укажи дорогу,
Мы же верим тебе, как и Ты в нас веришь:
Если нужно – дашь нам всего понемногу,
Если нужно – всего нам сполна отмеришь,

Нужно – будешь добрей, нужно – будешь строже,
Но прошу я всё время одно и тоже:
Чтобы был у часов механизм надёжен.
Чтобы был у часов механизм надёжен.






* * *

Ветер снова завыл
и по комнатам листья пронёс:
В самом центре Москвы
дом предназначен на снос.

Лоб кирпичный с залысинами
съёжился от морщин...
Все жильцы выселены.
Дом остался один.

Но когда прекращают
улицы свой разговор,
Этот дом навещают:
минуя заросший двор,

Молчаливей растений,
не тревожа собой полутьму,
Возвращаются тени
и бродят опять по нему.

И захлопает ставнями
вновь задышавший дом!
Заскрипит по-недавнему
серый паркет под окном!..

Как мне нынче везёт:
представляю я это всерьёз...
Рядом стройка идёт.
Дом предназначен на снос.


* * *

Ночуя на подоконнике,
Ласками не томи:
Все мысли мои о слонике,
Последнем из тех семи,

Что в сердце надежду заронят,
Подарят немножко тепла...
Где ты, маленький слоник?
Как у тебя дела?

 


Вчера вечером, страдая от безвестности и мнимого одиночества, я придумала этот сайт